Какой Будет Новая Коалиция, или О Чем Молчат Политики, но Говорит Математика

1puzzle

Фото: www.business2community.com

Автор: Дмитрий Остапчук, исследователь VoxUkraine


VoxUkraine спрогнозировали возможный состав будущей коалиции, основываясь на анализе динамики реальных (а не декларируемых) отношений между фракциями. Мы проанализировали все важные голосования парламента 8-го созыва, выяснили, как менялась реальная коалиция, какие межфракционные связи усиливались/ослабевали, а также как изменялась депутатская активность. На какой сценарий указывают цифры?


Есть ли в Украине правящая коалиция, и если нет, то когда она распалась? Формальный ответ на этот вопрос могут найти юристы, разбирающиеся в тонкостях украинского парламентаризма. Неформальный ответ уже озвучен спикером парламента.

Я не должен объявлять о роспуске коалиции, это нигде не написано. Но фактически сегодня в коалиции меньше 226 народных депутатов. Это означает, что она недееспособна, – заявил 24 марта спикер ВР Владимир  Гройсман.

29 марта смерть коалиции “Европейская Украина” стала еще очевиднее, когда в нее отказалась возвращаться фракция “Батькивщина” (Юлии Тимошенко), и заявление о выходе из коалиции подала фракция “Радикальной партии Олега Ляшко” (решение о выходе партия приняла еще в сентябре 2015-го).

Какой может быть следующая коалиция     

По данным последнего отчета Киевского международного института социологии, если бы выборы в Раду состоялись в середине марта ВО “Батькивщина” набрало бы наибольший процент голосов (18,6% тех, кто пошел бы на выборы). Далее идут “Оппозиционный блок” (13,2%), “Блок Петра Порошенко” (11,4%), “Самопомощь” (10,9%) и “Радикальная партия Олега Ляшко” (10,9%). Две крупнейшие фракции – БПП и “Народный фронт” (НФ) – за время работы в парламенте потеряли большую часть электоральной поддержки (почти 50% и более 90% соответственно). Поэтому именно эти две фракции будут искать возможность сохранить коалицию в приемлемом для них формате.

Для определения оставшихся участников коалиции мы использовали инструменты сетевого анализа и голосования народных депутатов за три сессии. Были отобраны только голосования «в целом», так как именно на этой стадии депутаты принимают (или не принимают) законопроект. Именно эти голосования показывают фактическую коалицию и оппозицию в парламенте. За три сессии 8-го созыва ВРУ накопилось 1072 голосования “в целом”.

На первом этапе мы проанализировали, как изменялась структура парламента во времени. Анализируемый период с декабря 2014 по февраль 2016 года был разбит на три равных временных интервала, и для каждого интервала была построена сеть голосований депутатов (рис. 1). Более подробную информацию о построении сетей голосований можно найти в статье «Отчет VoxUkraine о голосованиях в Верховной Раде. Настоящая коалиция: является ли «Самопомич» диссидентом?».

Рис. 1. Сети голосований ВРУ для трех временных периодов

21

 

На основании полученных результатов можно сделать три вывода:

  1. При корреляции голосований в 67% структура парламента не меняется. Существует два ядра: левое – «фактическая коалиция», и правое – «фактическая оппозиция».
  2. Возрастает количество депутатов, которые находятся в транзитной зоне. Их паттерны голосований не принадлежат ни к «фактической коалиции», ни к «фактической оппозиции».
  3. Возрастает количество связей между левым и правым ядром. Причем если в первом временном интервале «фактическую коалицию» и «фактическую оппозицию» объединяли только два связующих звена, то в третьем интервале они исчисляются уже сотнями. Это означает, что кооперация между “фактической коалицией” и “фактической оппозицей” усиливается.

Такие данные говорят о том, что с течением времени в «фактической коалиции» перманентно увеличивается дефицит голосов, и поэтому ей необходимо кооперироваться с представителями «фактической оппозиции», чтобы восполнить эту недостачу.

Данный тезис подтверждается динамикой индекса пленарной активности партий. Этот индекс рассчитывается как отношение суммы голосований “за”, “против” или “воздержался” к общему числу голосований. Чем выше значение индекса, тем чаще в среднем депутаты партии жмут на кнопку для голосования (рис. 2).

Рис. 2. Индекс пленарной активности фракций

16

Показатели БПП, НФ, ВО “Батькивщина”, внефракционных депутатов и “Самопомощи” достаточно ровные. Больше всех упал индекс у РП – с 70 до 51%. Депутаты этой фракции перестали поддерживать на постоянной основе «фактическую коалицию» с сентября 2015-го, когда заявили о выходе из коалиции. Однако это падение было компенсировано за счет роста показателей группы “Воля народа” (на 10%), группы “Партия “Возрождение” (на 9%) и “Оппозиционного блока” (на 13%).

Еще одним показателем, который характеризует структуру парламента, является количество взаимосвязей между народными депутатами разных фракций. Между двумя депутатами есть связь, если их показатель корреляции голосований больше 67%. В табл. 1 отображено изменение количества взаимосвязей между депутатами для разных фракций.

Таблица 1. Количество взаимосвязей между депутатами фракций

период БПП, НФ и “фактическая оппозиция” БПП, НФ и миноритарные коалиционные фракции БПП, НФ и Самопомощь БПП, НФ и РП БПП, НФ и Батькивщина
1 (дек. 2014-апр. 2015 1108 2745 923 1333 489
2 (май 2015-сент. 2015) 1577 2837 1387 835 615
3 (окт. 2015 -март 2016) 1585 1900 1036 187 677

Из таблицы видно, что количество взаимосвязей между представителями БПП, НФ и «фактической оппозиции» (“Оппозиционный блок”, группа «Воля народа», группа «Партия «Возрождение» и внефракционные депутаты) выросло на 43% в третьем периоде по сравнению с первым, в то время как количество связей между БПП, НФ и миноритарными коалиционными фракциями (“Самопомощь”, “Батькивщина” и РП) за то же время снизилось на 30%.

Однако в общее уменьшение количества взаимосвязей каждая отдельная миноритарная фракция внесла разную лепту. Так, в III периоде по сравнению со II количество взаимосвязей между БПП, НФ и “Самопомощью” уменьшилось более чем на 33%. Тот же показатель для БПП, НФ и РП снизился на целых 86%. Вместе с тем наблюдается рост количества взаимосвязей между БПП, НФ и “Батькивщиной” на 38%. Это говорит о том, что последняя фракция идет навстречу «фактической коалиции», в отличие от двух предыдущих.

Прогноз

Согласно Конституции Украины, коалиция должна иметь в своем распоряжении 226 голосов, чтобы быть легитимной. Так как БПП и НФ не горят желанием участвовать в возможных внеплановых парламентских выборах, именно они займут первые два вакантных места.

Судя по динамике представленных выше показателей, РП не будет участвовать в новой коалиции. А потому стоит выбор между “Самопомощью” и “Батькивщиной”. Вероятнее всего, несмотря на категоричность условий вхождения в новую коалицию, озвученных Юлией Тимошенко, именно ее фракция займет третье место. Во-первых, динамика рассчитанных показателей ее фракции лучше, чем у “Самопомощи”. Во-вторых, “Батькивщина” более монолитна как фракция и не исключает своих «топовых» представителей в парламенте из-за «непослушания».

Итого мы имеем: БПП (137) + НФ (81) + “Батькивщина” (19) = 237 голосов. Также можно предположить, что 7 внефракционных депутатов из неформальной группы “Свобода” могут примкнуть к новой коалиции в обмен на некоторые политические дивиденды. Их сплоченность мы уже отмечали в статье «Отчет VoxUkraine о голосовании в Верховной Раде. Настоящая коалиция: является ли «Самопомич» диссидентом?». Кроме того, страховочным механизмом в случае нехватки голосов будет кооперация с «фактической оппозицией», о чем свидетельствует возросшее количество взаимосвязей между депутатами БПП, НФ и представителями «фактической оппозиции».


Предостережение: Автор не работает, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования от компаний или организаций, которые бы имели бы пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связан

Если Вы хотите получать на почту еженедельную рассылку от VoxUkraine, пожалуйста, подпишитесь

Подписывайтесь на нас в Facebook и Twitter, чтобы читать лучшую политическую и экономическую аналитику

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *